«Морская любовь»

   

   Сзади кто-то тихо подошел, немного засуетился и закрыл мне глаза. Я неожиданно резко поднял руку и коснулся нежной, теплой кожи знакомых мне пальцев. Улыбнулся. Я всегда радовался, когда она приходила ко мне. Нет-нет, мы никогда не договаривались о встрече, мы даже не знаем имен друг друга! Просто приятно прийти на пляж и знать, что кто-то близкий твоей душе подойдет, закроет ладошками глаза и весело засмеется.

         Я обернулся. Это была она. Все такая же нежная и красивая. Ей было лет шестнадцать, не больше. В метр пятьдесят с кепкой, с длинными-длинными белокурыми волосами, большими голубо-серыми глазами и искренней, доброй улыбкой. Он знал о ней все и в то же время ничего. Он не знал ее имени, но помнил, что она живет за обрывом в стороне заброшенного маяка. Пухлые губы растянулись еще больше, открывая белоснежный ряд зубов. Она прищурила один глаз и наклонила голову вбок.

      - Привет, незнакомец, – ее звонкий голос, словно тысячи иголок, пронзали теплом душу. Девушка зашелестела легким синим платьицем и медленно пошла вдоль берега, надевая на голову белую плетеную шляпу с широкими полями.

         Я пошел за ней. Долго наблюдая сзади, рассматривая ее легкую походку. Синий шифон бился о белоснежные коленки, заглушая тихое пение птиц.

         Солнце близилось к горизонту.

        А мы все шли. Она была впереди меня, придерживала ручкой шляпу и рассматривала морские волны. Одна из них, набрав силу, достигла ее пяток и девушка со звонким смехом отпрыгнула в сторону.

         Мне было весело и в тот же время грустно.

       Она остановилась и обернулась через плечо, вновь лучезарно улыбнувшись. Я ускорил шаг и нагнал ее, аккуратно взяв за руку. Девушка сжала мою ладонь и повела в сторону порта.

         Мы шли уже второй час, не говоря ни слова. Она смотрела на море, словно ждала кого-то, а я любовался ею. Иногда резкий порыв ветра срывал с ее кожи запах и окутывал им меня. В эти моменты я был счастлив как никогда ранее. А иногда она отходила на меня на расстояние вытянутой руки, словно старалась улететь к горизонту, но я не отпускал ее. И тогда мной овладевала грусть.

         Мы дошли до маяка. Девушка отпустила мою руку и с невероятной легкостью запрыгнула на большой камень у облупленных стен маяка.

         - Почему рождаются злые люди? – Это был очередной вопрос. Каждый вечер она задавала мне вопросы, а я отвечал на них. После чего она дула розовые губки, хмурила брови и размышляла какое-то время. А потом снова задавала вопрос. С каждым разом мне хотелось, чтобы она задавала больше вопросов, тогда бы я мог наслаждаться ее присутствием всю ночь.

         - Люди не рождаются злыми, – прохрипел я в ответ. От долгого молчания и соленого воздуха у меня пересохло во рту. Я закашлялся, закрывшись ладонями, а она лишь засмеялась.

         - Как же это они не рождаться злыми? Откуда тогда столько бед в мире? Это разве не от человеческой злости? – Она наивными глазами посмотрела на меня. Я замер. Ах, как хотелось, чтобы она чаще на меня смотрела.

         - Нет, – тихо начал я, боясь разрушить ее мир, в котором, я уверен, не было ни войн, ни убийств, ни крови, ни боли, ни слез.

         - Люди рождаются пустыми. У них есть только потребности: сон, еда, общение. А с каждой минутой, с каждым годом в их сердце приходят чувства. Некоторые проходят мимо, а есть такие, которые остаются там навсегда. Не существует конкретного зла или конкретного добра. Это все так тонко…

         Я отвел от нее взгляд. Не мог смотреть, как в ее глазах рушится все то, во что она верила.

         - Ты лжешь, – тихо ответила девушка и эти слова отдались в моем сердце ужасной, мучительной болью.

      - Нет. Я говорю правду. Подрастая, человек впитывает в себя, как губка. Одни мечтают стать врачами и спасать жизни, другие мечтают стать у власти и уничтожать историю. И тогда уже появляются темные и светлые оттенки.

         - То есть, есть люди добрые, светлые, а есть люди, живущие только во тьме? – С надеждой спросила она.

      - Нет. Не существует тьмы. Тьма – это отсутствие света, что, в общем-то, не возможно. А вот тень… Тень появляется лишь в солнечные дни. В так называемых, «злых», людях, живет что-то доброе, но оно пока лишь отдает тень. Но ты так же должна понимать: если есть солнце, есть тень. То есть, и в сердце доброго человека может жить темная сторона.

         Она вздохнула так, как никогда раньше не вздыхала. С этим горестным вздохом обрушился весь мир. Мне хотелось обнять ее и защитить ото всех, кто мог обидеть ее. Но она задала новый вопрос.

         - Что такое любовь?

        - Любовь? – Я был не готов к этому. Замявшись, я отвел взгляд, – любовь, это когда ком в горле и трудно говорить слова. Это когда улыбаешься без всякой причины. Когда в стужу тебе теплее, чем на июльском солнце. Когда ты готов прыгать выше и выше, стараясь дотянуться до звезд. – Ее светлое личико озарила улыбка и я с неохотой продолжил.

         - Но и… И когда тебе больно, словно сердце вырезают ржавым ножом. Когда ты волнуешься без причины и тебе хочется крушить. Когда твои ребра ломаются от тяжелого, насыщенного чувствами, воздуха. Когда хочется убежать далеко-далеко, чтобы никто не увидел.

         Она встала на ноги и посмотрела на море. Я не смел ее отвлекать. Я знал, что она думает над моими словами, и вскоре задаст новый вопрос. Но она молчала. Смотрела на горизонт и не двигалась.

         - Значит, я люблю! – звонко отозвалась она и резко развернулась ко мне, – Значит, я была права, я люблю!

         Я тоже поднялся на ноги, протянул к ней руки, ожидая, что она обнимет меня. Но она лишь отошла на шаг назад.

         - Люблю, – шепотом повторила она, – люблю.

         Я ждал, когда она подойдет ко мне, когда обнимет и поцелует, но этого не случилось. Она отвернулась от меня и посмотрела на горизонт.

         - Я люблю тебя, море! – звонко засмеялась незнакомка и побежала к кромке воды. Ветер сорвал с нее шляпу. Я не мог поверить в ее слова. Меня облили кипятком и опустили в холодную воду. Я моментально поседел. Я не мог сдвинуться с места, а она все бежала к воде.

         Мое ухо полоснул острой бритвой шум воды. Она забежала в море по щиколотки. Я все еще стоял, словно залитый цементом, и не мог поверить.

         - Я люблю тебя, море! – Вновь закричала она, все быстрее забегая в воду. Когда я очнулся от своего горя, она стояла в воде по пояс. И тут меня подтолкнул ветер. Я сорвался с места и побежал за ней.

Но я упустил слишком много времени.

         Через часа полтора безуспешных поисков я выбрался на сушу, упал на еще теплый песок и посмотрел на небо. Звезды глумливо танцевали с луной. Я пролежал так долго. Уже начинало светлеть. Поднялся на ноги и, не смотря на море, пошел вперед. Я ненавидел его. Оно забрало у меня в один миг абсолютно все, выплюнув мне в лицо лишь очередную волну. Я ненавидел себя за то, что так слаб, что раньше не побежал за ней. Я просто стоял и жалел себя.

         Моя любовь осталась со мной. Ею пропиталась каждая клеточка моего тела. Но любовь была сшита с лютой ненавистью. И я не мог этого терпеть.

         Я наблюдал сверху, как незнакомый мне подпольный хирург вырезает что-то странное у меня из груди. Оно билось, что-то кричало. Но я оставался глух. Я больше не позволю чувствам дурачить меня. Я иду туда, где встречусь со своей незнакомкой. И уж теперь море не отберет у меня смысл моей жизни, мою любовь, мою нежность, мою веру.

Ольга Шестопалова

ФИЗ І-2


Переглядів:  590